Новосибирская прокуратура требует условный срок за гибель шестерых офицеров

Прокуратура потребовала наказать условно и лишить права занимать государственные должности начальника ГУФСИН генерал-майора Виктора Соломатина и трех его подчиненных.

1937 года постройки

Руководство областной службы исполнения наказаний обвиняется в халатности по делу о пожаре в здании Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) по Новосибирской области - 15 марта 2004 года здание было практически полностью уничтожено, погибли шестеро офицеров внутренней службы.

Пожар в здании ГУИН до сих пор остается самым масштабным новосибирским ЧП - более чем за три года ничего страшнее в местных учреждениях не случалось. Днем 15 марта 2004 года, когда все сотрудники были на рабочих местах, три этажа здания заполыхали буквально в течение пяти минут - огонь быстро распространился по деревянным перекрытиям. Управление, мгновенно наполнившееся угарным газом, превратилось в западню: люди, рискуя жизнью, выпрыгивали из окон, но и этой возможности многие были лишены - на окнах стояли глухие решетки. В результате погибло шестеро офицеров, а тело последней жертвы - 23-летней Анны Шерстневой - вырубили из-под ледяной корки только спустя два дня после пожара. Предварительное следствие по делу о пожаре длилось более двух лет, непростым оказался и судебный процесс (в деле обнаружилась государственная тайна, и из районного суда его пришлось передавать в областной). И, наконец, через три с половиной года после пожара, в Новосибирском областном суде состоялись прения сторон.

Заседания проходят в закрытом от прессы режиме, так как в деле содержатся документы, не подлежащие огласке, однако "РГ" удалось выяснить позиции обвинения, защиты и потерпевших. Как сообщил "РГ" начальник отдела государственных обвинителей прокуратуры Новосибирской области Владимир Самочернов, он попросил суд признать Владимира Соломатина, его первого заместителя Леонида Гробивкина, а также бывшего начальника инспекции ведомственной противопожарной службы областного ГУИН Владимира Кондрашенкова виновными в халатности, повлекшей по неосторожности смерть шести человек. Правда, колония высокопоставленным офицерам не грозит, прокуратура потребовала условные сроки: пять лет для Гробивкина и Кондрашенкова, четыре - для генерал-майора Соломатина. Кроме того, трех лет условного лишения свободы, по мнению Владимира Самочернова, заслуживает и предполагаемый виновник пожара - начальник отдела безопасности ГУИН Андрей Новоселов. По версии обвинения, возгорание возникло именно в его кабинете, предположительно - из-за непотушенного окурка, брошенного в корзину с бумагами. Всех подсудимых, считают в прокуратуре, необходимо лишить права занимать государственные должности на три года. А, кроме того - взыскать с них в пользу государства четыре миллиона рублей за уничтоженное здание.

- Виктор Соломатин как руководитель несет персональную ответственность за выполнение всех задач, стоящих перед подразделением, в том числе - и за соблюдение пожарной безопасности, - заявил Владимир Самочернов. - Между тем в здании управления, 37-го года постройки, были нарушены различные СНИПы и инструкции: стены и потолок были отделаны горючими материалами, на окнах стояли глухие решетки, что и привело к гибели людей во время пожара.

Настаивают на наказании подсудимых и родные погибших - они заявили многомиллионные гражданские иски. "Бездушием и варварством" назвала вчера поведение руководства ГУФСИН мать Анны Шерстневой - подполковник внутренней службы Татьяна Шерстнева требует взыскать с Виктора Соломатина и его подчиненных 7,5 миллионов рублей. "30 июля мой муж перенес инсульт, он парализован и потерял память, - рассказала она "РГ". - Я прослужила в системе исполнения наказаний 34 года, руководство прекрасно знает меня и мою семью. Но за это время никто из них не то чтобы не предложил мне помощь, никто даже не позвонил и не поинтересовался нашим состоянием. Мы не получили ни копейки компенсации в связи с гибелью дочери".

Провал эпохи перемен

Между тем все четверо подсудимых не считают себя виновными. Как заявил "РГ" адвокат Леонида Гроби вкина Иван Щербаков, причина пожара не установлена до сих пор: "Эксперты не исключили на сто процентов техническую возможность возникновения пожара - не исключено, что причиной было замыкание электропроводки, а вовсе не брошенный в урну окурок". Кроме того, по словам защитников, никто из подсудимых не было обязан следить за противопожарным состоянием здания - стало быть, и к ответственности их привлечь нельзя. С их слов, произошел некий "организационный провал": в 1999 году в системе исполнения наказаний была создана ведомственная противопожарная служба, и Госпожнадзор якобы передал ей все полномочия. Однако эта ведомственная пожарная служба следила за порядком только на спецобъектах - в колониях и СИЗО. Административные же здания ГУИН вообще выпали из чьей-либо зоны ответственности. "Я не знаю, кто следил за противопожарной безопасностью в здании управления, - честно заявил в суде начальник инспекции ведомственной противопожарной службы Владимир Кондрашенков. - В мои функции это не входило".

Адвокаты считают, что осуществлять надзор за самим зданием ГУИН должна была государственная пожарная служба (ГПС), а никак не вневедомственная. Однако ни одного предписания от пожарных Виктору Соломатину не поступало ни разу. Неясно так же, кто именно несет персональную ответственность за безопасность сотрудников ГУИН. "Эта служба сегодня переживает уже третью реорганизацию, поэтому ее нормативная база далека от совершенства", - подчеркнул адвокат Виктора Соломатина Андрей Жуков. Доводы какой из сторон покажутся суду наиболее убедительными, станет известно в ближайшие недели.

Нина Рузанова, Новосибирск




НОВОСТИ
RSS
НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ЦЕНТР
КРУПНЫЕ ГОРОДА
ГЕОГРАФИЯ И КЛИМАТ
ЭКОНОМИКА
ИСТОРИЯ
АДМИНИСТРАЦИЯ ОБЛАСТИ
КАТАЛОГ КОМПАНИЙ
Обратная связь
Наши партнеры
Транспортное сообщение
Пресс-релизы






Яндекс.Погода


.