В Новосибирске прописались тоталитарные секты

На сессии городского Совета Новосибирска депутаты рассмотрят вопрос о создании специальной комиссию по работе с религиозными объединениями. А накануне в Сибирском представительстве "РГ" прошел круглый стол на тему "Как уберечь молодежь от влияния тоталитарных сект?".

Тоталитарные секты - зло, распространившееся по всему миру. В Новосибирске в последнее время отмечено несколько фактов активизации ярых адептов псевдорелигиозных учений. Пора бить в набат или не стоит нагнетать обстановку? В обсуждении этой проблемы приняли участие приглашенные нами эксперты: Вадим Гладких, начальник управления общественных связей мэрии и взаимодействия с административными органами мэрии Новосибирска;

Олег Заев, руководитель информационно-консультативного центра по вопросам сектантства при соборе Святого Александра Невского;

Валерий Науменко, депутат Совета депутатов города Новосибирска; Олег Хрущев, начальник отдела по делам общественных объединений, религиозных и иных некоммерческих организаций управления Росрегистрации по Новосибирской области; Олег Щербаненко, директор Городского центра развития образования.

Валерий Науменко:  В переходный период, когда были сметены все нравственные ориентиры, умы людей стали заполнять чуждые не только прежнему советскому, но и любому человеческому обществу идеалы. Новосибирск - мегаполис, стоящий на перекрестке дорог, - быстро стал осваиваться различными сектами. Одна из слабых сторон нашего общества - недостаточная информированность о деятельности сектантов. Подчас не только обычные люди, но даже правоохранительные органы не знают, с кем имеют дело. Простой пример. Захожу в опорный пункт милиции, а там висит плакат тоталитарной секты. Я спрашиваю: "Вы знаете, что это?", а лейтенант мне отвечает: "Приходили хорошие такие мужики, ну, я знаю, что христиан надо поддерживать..."

Безусловно, есть и положительные факты. Например, удалось пресечь деятельность в Новосибирске секты "Дети бога", но это произошло лишь благодаря инициативе и усилиям буквально нескольких неравнодушных людей.

Я считаю, что пора принимать самые серьезные меры. Создание специальной комиссии в горсовете могло бы стать важным шагом в этом направлении.

Российская газета: Есть ли примеры последствий деятельности религиозных сект в Новосибирской области?

Олег Заев: К сожалению, да. Совсем недавно произошла трагедия: погибла известная в городе хозяйка сети цветочных салонов. Известно, что с 2001 года она была адептом секты "Радастея". Попала туда через свою профессиональную деятельность - ее пригласили оформить сцену для мероприятия. Познакомилась, заинтересовалась, а затем попала под влияние...

История сектантства знает примеры массовых самоубийств, и наш регион не гарантирован от такой трагедии. В Красноярском крае существует известная секта Виссариона, в которой постоянно циркулируют суицидальные настроения. Сталкивались мы и с деятельностью сайентологов. У нас есть свидетельства новосибирцев, которые буквально потеряли в недрах этой секты своих детей. Эти люди выходили на пикеты, которые помогли противостоять сайентологам и, в конечном счете, не дать им провести здесь открытую акцию. К сожалению, в некоторых городах Сибири и Дальнего Востока их марш все-таки состоялся.

РГ:  В законодательстве нет определения "секта". Тем не менее как можно ее распознать?

Заев:  Секта - это метод или правило, которому следуют отдельные люди, обычно противостоит традиционному культу. Но это определение религиозное, и сегодня его трудно применять - теперь у сект часто вообще нет религиозной составляющей. Мы характеризуем их как антисоциальное явление, которое может скрываться под видом различных организаций - благотворительных фондов, различных обществ, даже бизнес-структур. При этом тоталитарными сектами активно эксплуатируется такая острая проблема, как наркомания. Они действительно порой избавляют наркоманов от одной зависимости, но при этом подменяют ее другой, превращая их в адептов своей организации. При этом они не афишир уют свою связь с религиозной организацией, нарушая тем самым закон о свободе совести и религиозных организациях.

Есть еще одно отличие псевдорелигиозных организаций от религии. Религия всегда имеет культуру, то есть совокупность духовных и материальных ценностей, которые устанавливаются людьми, исповедующими тот или иной культ. Секты никогда не создавали и в принципе не могут создать культурные ценности. Все, что им остается, - воровать. Они крадут интеллектуальный и духовный потенциал у нашего общества. Так, знаменитый русский художник оказался в итоге основателем оккультной секты, но его творческое наследие родом из российской культуры.

При этом сектанты настолько активно проникли в академию образования, что выпустили школьный учебник, который вместо того чтобы учить истории, учит астрологии! А недавно ко мне обратилась женщина, сын которой учится во втором классе новосибирской школы. Оказывается, на уроках истории ребята знакомятся с произведениями болгарского писателя-фантаста, придумавшего собственную теорию того, как зародился человек. Потрясающе, что эта, мягко говоря, непроверенная информация дается младшим школьникам, которые, конечно же, не могут оценить степень ее достоверности.

Я рад, что данная проблема волнует и исполнительную власть. В нашем разговоре участвует представитель мэрии, который лично сталкивался с напором и агрессивной деятельностью сект.

Вадим Гладких:  В арсенале исполнительной власти очень мало инструментов для решения этой проблемы, но мы стараемся применять их по максимуму. Религиоведческая экспертиза в России представлена экспертным советом при Министерстве юстиции РФ и экспертными советами в субъектах Федерации. При Новосибирском областном Совете депутатов также есть экспертный совет, и сегодня это единственный легитимный инструмент власти, касающийся религиозных объединений.

В недалеком прошлом при содействии прокуратуры Ленинского района нам удалось ликвидировать центр "Дианетика". Но затем изменились правила регистрации, и данный цен тр снова возник - теперь он является общественной организацией. Приходится все начинать сначала. Сложность в том, что тоталитарные секты постоянно мимикрируют, ведь любая организация сетевого маркетинга имеет все признаки деятельности сайентологов. К сожалению, на такой же путь встала сибирская корпорация, имеющая действительно уникальные разработки в области медицины. При этом сектанты позиционируют себя не как религиозные, а как общественные организации. А в нашем законодательстве есть диспропорция: открыть общественную организацию в сто раз легче, чем закрыть.

Кроме того, многие секты получают финансирование из-за рубежа. Один из рычагов контроля за их деятельностью - это рабочая группа по рассмотрению обращений по имущественным и земельным вопросам от религиозных организаций. И, что характерно, сектантские организации готовы сразу выложить и в пять, и в десять раз больше обычной цены земельного участка или объекта недвижимости - им это по карману. В последнее время в Новосибирск стали наведываться пасторы из церкви "Исход". И, несмотря на то что муниципальные культурные учреждения должны заниматься исключительно своими функциями, руководство одного из Домов культуры предоставило помещение для мероприятия этой секты.

РГ:  Есть ли оценка масштабов деятельности тоталитарных сект в Новосибирской области?

Заев: По нашим подсчетам, в области действует около ста сект. Их численность достигает тысячи человек. А если учесть всех членов семей сектантов, то число людей, столкнувшихся с этой проблемой, гораздо больше. То есть речь идет о десятках тысяч новосибирцев.

Олег Хрущев: По данным управления Росрегистрации по Новосибирской области, на конец января 2008 года зарегистрирована 191 религиозная организация. Из них: 80 православных, 30 евангельских организаций, 21 баптистская, адвентисты седьмого дня - 10 организаций, лютеране - 10, католики - 8, мусульмане - 8. Всего около десятка конфессий. При этом лишь одна организация - меннонитов - зарегистрирована как существующ ая на данной территории более пятнадцати лет. Остальные получили регистрацию по представлению центральной религиозной организации. Зарегистрировать же сейчас религиозную организацию нового вероисповедания практически невозможно.

В наши функции входит проверка ежегодных отчетов религиозных организаций на соответствие их деятельности заявленной в уставе. Кстати, религиозные организации значительно более дисциплинированны, чем общественные: из них отчеты предоставляют 80-90 процентов, а общественники - лишь 15. В прошлом году нами было проведено 29 проверок, по ним выписано десять предупреждений за мелкие нарушения. Грубых нарушений замечено не было.

Науменко: Скажите пожалуйста, а что бы вы предприняли, если бы узнали, что одна из религиозных организаций готовит, допустим, противоправные действия?

Хрущев: В нашей компетенции - направить письменное предупреждение о прекращении нарушения самой организации и иск в суд о лишении этой организации регистрации. Кроме того, по поводу криминала мы сообщим в правоохранительные органы - это уже их юрисдикция.

РГ: Влияние на молодежь - очевидный приоритет сектантов. Можно ли рассматривать введение в будущем учебном году предмета "Основы православной культуры" как профилактический фактор против влияния сект?

Олег Щербаненко: Новый предмет в школе - это только фрагмент в общей ситуации. Преодолеть проблему фрагментарно не получится. Дело в том, что есть серьезная философская и социальная база для интенсивного распространения влияния сект. Она основана на объективном желании человека самореализоваться, проявить свою индивидуальность, те качества, которые социум сегодня порой не замечает. И посмотрите: представители сект действуют очень профессионально - продвигают свой продукт, проводят пиар-кампании. Все это очень серьезно. Это явление сродни наркомании - тех, кто смог избавиться от влияния сект, так же мало, как порвавших с наркотиками. Надо признать, что волевыми, организационными мерами это явление не победить. Необходимо знать реальные масштабы проблемы, а представители власти должны выработать такие правила игры, которые не создают благоприятной среды для распространения сектантства, особенно - среди молодежи. Нам нужна широкая программа, ее задачи должны быть сформулированы и отражены в законах города и области. Нам необходимы эксперты, которые могли бы распознавать опасные культы, указывать на них власти и обществу.

РГ: Наш читатель спрашивает: не используют ли для вербовки в секту Интернет, которые теперь есть в каждой школе? Кто-нибудь это контролирует?

Гладких: Любое новшество - в своем экстремальном проявление плохо. Но от новых технологий нам не уйти, а вот вводить для школьников разумные ограничения - необходимо.

Щербаненко: Ребенок не может адекватно определить, насколько ценностна та или иная информация, насколько она соответствует общепринятым человеческим нормам. Система блокировки должна быть не только для школьников, но и для студентов.

Заев: Ситуация информационной доступности повышает требования к старшим, ведь метод запрета самый бездарный. Необходимо объяснить ребенку все последствия увлечения теми или иными опасными вещами - это и повышает авторитет взрослого, и помогает ребенку ориентироваться в окружающем мире, и формирует его личность.

Вообще, нужно перевести вопрос из плоскости "а что это там у вас?" в плоскость: "а почему у нас так?". Мы учимся жить свободно, то есть - правильно распоряжаться свободой, делать выбор. А это предполагает наличие мировоззрения, проверенного временем, которое позволит человеку правильно идентифицировать явления окружающего мира. Здесь можно провести параллель с иммунитетом: духовный иммунитет должен быть крепким, чтобы уметь распознавать и обезвреживать вредоносные программы, которых сейчас немало.

Григорий Кроних, Новосибирск




НОВОСТИ
RSS
НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ
АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ЦЕНТР
КРУПНЫЕ ГОРОДА
ГЕОГРАФИЯ И КЛИМАТ
ЭКОНОМИКА
ИСТОРИЯ
АДМИНИСТРАЦИЯ ОБЛАСТИ
КАТАЛОГ КОМПАНИЙ
Обратная связь
Наши партнеры
Транспортное сообщение
Пресс-релизы






Яндекс.Погода


.